Банкротство физического лица

1. В чем смысл личного банкротства, что это дает несостоятельному должнику?
Смысл личного банкротства физического лица, по большому счету, ничем не отличается от смысла банкротства в целом: посредством данной процедуры «обнуляются» все долги такого лица. В то же время, если в бизнесе банкротство, как правило, тянет за собой ликвидацию, то, понятное дело, о ликвидации обычного человека речь не идет.
Смысл всей процедуры заключается в том, чтобы инвентаризировать всё имущество физического лица, на которое может быть наложено взыскание, продать его с аукциона, а полученные деньги разделить между кредиторами (или отдать одному кредитору – если он единственный).
После этого, физлицо считается освобожденным от каких-либо долговых обязательств, даже если вырученных от реализации имущества денег не хватило для полного погашения долгов.
Основным спорным моментом при нормативном закреплении такого института всегда являлось то, что же можно, а что нельзя относить к перечню имущества, на которое нельзя налагать взыскание.
Обычно к такому имуществу относились вещи личного пользования, минимальный перечень одежды и обуви, аналогичный запас еды и денег, а также некоторые иные ресурсы, с помощью которых человек обеспечивает свое существование (домашний скот, пчелы, птицы, корма, предметы обихода, инструменты, топливо для отопления жилья на сезон и т.п.). Важным является момент возможности наложения взыскания непосредственно на жилье, в котором проживает должник. Если это единственное место, где может проживать должник, то оно, как правило, не забирается. Однако если это является одновременно залоговым имуществом (куплено в ипотеку), то логично было бы как раз его забирать в счет погашения долга.

2. Насколько я знаю, пока у нас для физического лица нет официальной возможности объявить себя банкротом. Существуют ли какие-то другие правовые механизмы, к которым может прибегнуть человек, обремененный безнадежными долгами? Как это может выглядеть на практике?
Действительно, в Украине не существует возможности обычному физическому лицу прибегнуть к процедуре банкротства по долгам, не связанным с предпринимательской деятельностью. В то же время, физлица-предприниматели обладают такой «преференцией». Повторюсь, в ходе банкротства на сегодняшний день можно «разобраться» только с теми долгами, которые возникли в связи с ведением предпринимательской деятельности (если ФЛП купил в кредит оборудование для бизнеса, офис, товары для перепродажи). Личные долги ФЛП (кредиты на жилье, на медицинскую операцию и т.п.) к процедуре банкротства отношения не имеют.
Если говорить о том, какая все-таки альтернатива есть у безнадежно задолжавшего человека, желающего выбраться из долговой ямы, то в первую очередь стоит сказать о непосредственном взаимодействии с кредитором. Гражданский кодекс предоставляет несколько механизмов прекращения долговых обязательств, альтернативных непосредственному выполнению.
К примеру, если у должника нет денежных средств, чтобы расплатиться с кредитором (оплатить очередной платеж), он может предложить кредитору любое ценное имущество, которое есть в распоряжении должника. Данный механизм называется «передачей отступного». Он имеет некоторое сходство с банкротством, однако есть и отличия: передача отступного возможна при согласии обеих сторон (в банкротстве согласие не обязательно), при передаче отступного нет необходимости реализовывать имущество, передача отступного занимает значительно меньше времени и не требует привлечения третьих сторон.
Еще одним вариантом снять с себя долговое бремя является новация: должник может предложить кредитору заменить существующее обязательство любым другим (услуги, работы, товары). Данный механизм, правда, особо не применим, если говорить о больших суммах задолженности, поскольку вряд ли обычное физическое лицо (не в рамках предпринимательской деятельности) сможет предложить что-то аналогичное по стоимости. Однако здесь возможен вариант и с заменой стороны (должника) в обязательстве – но это разрешается делать только с согласия кредитора.
Еще один механизм, предусмотренный законодательством, но практически неприменим в жизни – это прощение долга. Случаев, когда кредитор прощает должнику всё, взамен не требуя ничего, практически не случается.
Как видим, имеющиеся правовые механизмы не позволяют должнику самостоятельно решить проблему задолженности – в каждом случае необходимо еще и согласие кредитора. В то же время, институт банкротства мог бы предоставить задолжавшей стороне волевым решением сбросить с себя долговое «ярмо», ведь возбуждение процедуры банкротства возможно и по заявлению самого должника. При этом следует помнить, что прохождение такой процедуры не только изрядно влияет на имущественное состояние, сокращая его до минимума, но и может иметь другие негативные последствия: запрет на приобретение имущества в кредит, запрет на ведение предпринимательской деятельности, на заключения отдельных видов договоров (поручительства, залога и т.п.).
3. Есть ли перспектива появления у нас процедуры личного банкротства в обозримом будущем (в России, например, в этом году такой механизм вроде бы должен заработать)? От чего это зависит?
Когда в 2008 году Украина столкнулась с массовой проблемой невозврата долгов, тогда впервые заговорили и даже начали применять на практике институт банкротства физлиц-предпринимателей. И уже тогда стало понятно, что государство не готово к такой практике. Множество процедур было не завершено, а общая позиция судов все-таки была ближе к лоббированию прав кредиторов, а не должников.
Поэтому говорить о перспективах появления у нас процедуры «личного банкротства» пока рановато. Хоть наша страна в нормативном плане часто следовала примеру России (много нормативно-правовых актов действительно очень схожи с актами северного соседа), но сейчас и время другое, и положение вещей немного не такое.
Думаю, Украина сначала посмотрит на практику применения данного института в России. Ведь с 1 июля сего года любое физлицо, имеющее долг в размере 500 000 рублей (около 210 000 гривен), сможет инициировать свое банкротство. Что и говорить, но только в ипотечном секторе у нас в Украине к июлю месяцу такая задолженность может быть у пятой части заемщиков. В связи с этим, решение о том, внедрять ли такой институт в нашей стране, прямо будет зависеть от массовости его реализации и от анализа потенциальных последствий для банковской системы и государства в целом.

Leave a Reply